Страх и ненависть в обычной семье — часть 2

Страх и ненависть в обычной семье — часть 2

Или как развестись неправильно надевая носки.

Итак, в прошлой статье мы остановились на том, что проблемы в семье, приводящие к изменам, разводам, побоям, унижениям и самоубийствам начинаются с того, что кто-то с улыбкой, и вроде как в шутку, говорит друзьям про свою вторую половину: «ну бесит же же!».

И слово «бесит», в переводе на занудный язык учебников психологии, означает низкую терпимость к какому-либо поведению партнера, которое кажется неправильным. Ага, «неправильным», ок. То есть существет некое правило, которое партнер нарушает и вызывает тем самым бешенство. Правило это говорит о том, что партенр должен делать то-то и то-то так-то и так-то и никак иначе. И ключевое здесь «Должен».

Семейная пара. Жена одета нарядно, яркий макияж, алые туфли на высокм каблуке. Муж в мешковатом свитере, сидит опустив голову, немного по-медвежьи скосолапив ноги в потертых туфлях. Жена говорит напористо, громко, активно жестикулирует, много смеется. Её бесит в муже буквально все. Она так и говорит: «Михаил Сергеевич, да он вообще все неправильно делает! Он даже носки не может нормально надеть! Все время надевает их неправильно! Каждый раз ему говорю, все без толку!».

Интересуюсь, а как это — надевать носки ненормально? На уши? На нос? Оказывается, нормально надевать — это сначала надеть носки, потом джинсы. А муж, негодяй этакий, сначала надевает джинсы, потом носки. Тут муж поднимает голову и произносит обиженно: «ну чего ты, про носки-то»…

Спрашиваю:

— А что будет, если он продолжит надевать также как сейчас?

— У него штанина окажется заправленной в носок!

— И к чему это приведет вашу семью?

— Это будет позор! Он будет выглядеть как дурак! И все будут думать, что я жена дурака!

Женщина откинулась на спинку, властно положив руки на подлокотники и глубоко задышала. Во взгляде её читалось негодование, порпаная мировая справедливость, и ожидание того, что я сейчас её поддержу и обьясню мужу, как он неправ и как необходимо для него слушаться супругу.

Давайте немного препарируем этот диалог. В словах супруги проявились шесть мыслительных ошибок, которые мы будем называть когнитивные искажения.

Первая — долженствование. «Он должен надевать носки только одним определенным способом»

Вторая — негативизм. «Это приведет к тому, что штанина будет заправлена в носок».

Третья — катастрофизация. » Это будет позор, он будет выглядеть как дурак»

Четвертая — чтение мыслей. «Все будут думать, что я жена дурака»

Пятая — сверхобощение. «Все будут думать»

Шестая — непереносимость фрустрации. Очевидно, гипотетическая ситуация когда все вокруг считают её женой дурака кажется ей невыносимой.

То есть подсознание этой женщины нарисовало некий магистральный путь, рельсы, ведущие в пропасть общественного презрения и насмешек. Именно страх оказаться в этой пропасти и толкает локомотив долженствования.

Итак — проявлением долженствования является злость, ярость, а движущей силой является страх, которым проявляет себя когнитивное искажение катастрофизация. А чтоб от неё не получалось бы так легко отмахнуться («ну подумаешь, кто-то решит, что мой муж неряха, какое мне дело»), катастрофизация подкрепляется непреносимостью фрустрации. И представляется куча смеющихся за спиной лиц, пальцы, тыкающие вслед и как продавщица в магазине отказывается продавать колбасу потому что «женам дурачков не продаем». 

Понадобилось почти полгода психотерапии, чтоб избавиться от этих и дургих когнитивных искажений. Брак, в итоге, сохранился.

Но, согласитесь, читатель, носочная дисфория — это скорее казус, чем обыденность. А вот возьмем, например, такую штуку, как гиперконтроль применяемый как единственный способ справиться с ревностью. Такое встречается гораздо чаще.

Но давайте присмотримся к этому гиперконтролю, что мы увидим? Ту же самую троицу — долженствование, катастрофизацию и непереносимость фрустрации.

Ниже реальный диалог с одной из консультаций. Сильнейшие скандалы из-за того, что муж не дает жене смотреть в свой телефон.

— Муж должен давать мне телефон, чтоб я могла посмотреть с кем он там переписывается.

— Для чего вам это?

— Чтоб видеть, что он там пишет.

— Вам нужна вся переписка, или только какая-то особая её часть?

— В смысле?

— Вряд ли вас заинтересует разговор о том, что в машине начали стучать стойки стабилизатора, и обсуждение, где их замена выйдет дешевле, не так ли?

— Ну да. Машина мне пофиг. Мне нужно посмотреть, не пишет ли он каким-нибудь бабам.

— Зачем вам это смотреть?

— Потому что вдруг он там с ними флиртует!

— Как вы поймете что это флирт? Какие у него критерии, чтоб мы поняли, что вот здесь ещё не флирт, а здесь флирт?

— (Неуверенно) Ну… Ну это понятно же! Это же всегда понятно!

— И что будет, если то, что вы увидите, вы сочтете флиртом?

— Ну это все! Финиш! Это кошмар! Это конец всего! Значит он мне изменяет! И раньше изменял и дальше будет! Он меня бросит!

(Долгие слезы)

Опять мы видим правило, подкрепляемое смертельным ужасом. Муж ДОЛЖЕН давать телефон, если это правило не выполняется, то нечем защищаться от ужаса того, что ей изменят. Причем, если я совершенно точно знаю, что есть жизнь и после измены, что это больно, гадно, плохо, но не конец света, то подсознанию пациентки казалось «Финиш! Кошмар! Конец всего!». И дело там шло к разводу.

Потому что для неё казалось, что лучше не быть ни с кем, чем бояться измены.

Да и со стороны мужа была та же комбинация. Я не ДОЛЖЕН давать жене телефон потому что если она его требует, значит она мне не доверяет, значит, я для неё негодяй и сволочь, который собирается её бросить. А если жена считает меня сволочью, то она меня непременно бросит и я останусь один.

Итак, на поверхности семейного неблагополучия — злость и даже ненависть. Но глубинная основа семейных скандалов — страх. Он питает и движет их. Страх заставляет контролировать, требовать, придумывать нелепые правила надевания носков, ношения юбок, переписок…

И невыполнение этих разной степени нелепости правил приравнивается к подверганию смертельной опасности. Что рождает ненависть, направленную на того, кто опасности подвергает.

И, наверное, самое сложное, это понять что причина злости на супруга не в том, как он себя ведет, а внутри нас. В том, какое значение этого поведения выбирает наша голова из веера возможных. Какие стороит прогнозы на основе этих значений.

И начать борьбу со страхом и ненавистью нужно не с того, чтоб снова и снова требовать все более невыполнимых вещей, а задать себе четыре вопроса:

— Почему я думаю, что другой член семьи  ДОЛЖЕН вести себя именно так, как я считаю правильным?

— Почему я считаю, что будет катастрофой, то, что, как мне кажется, произойдет, если он продолжит вести себя так же?

— С чего я взял, что я не смогу это перенести?

— К чему нас приведет конфликт, который будет возникать из-за моих требований, и стоит ли он того?

Пишите, какие ответы у вас получились. Обещаю, что никому о них не расскажу и постараюсь помочь, всем, чем умею.

И последнее. В детстве я пережил развод родителей. Не так давно я пережил развод с первой женой. Нихера хорошего в разводе нет.

Сохраняйте покой своих семей, а для этого, прежде всего, сохраняйте покой в себе.