Самая главная тайна психологии

Самая главная тайна психологии

— Интересно, — сказал я ей, — у этих покойников есть своя иерархия?

Моя попутчица посмотрела в боковое окно, но так и не поняла, о чем это я.

А дело было в том, что мы проезжали Рыльск, а там, на выезде в сторону Хомутовки, прямо у дороги,  многоэтажное кладбище. Холм, на котором могилы располагаются терассами, одна над другой. Будто ряды балконов у пыльных подслеповатых хрущевок. Памятники, скособоченные кресты и наклонившиеся друг к другу надгробья словно высовываются из-за оградок. И кажется, что здесь ведутся неспешные посмертные разговоры. Словно соседи обсуждают спешашую, гудящую, ревущую моторами мимо них по дороге  жизнь, и понимающе тихонько хихикают. Они-то знают, что на самом деле у всех этих людей на трассе нет ни одной настоящей причины спешить. 

Благодаря блаблакару, мы с моей попутчицей (изменю её имя на Алина) вот уже шесть часов ехали из Смоленка в Белгород. И феномен случайного попутчика, когда доверяешся человеку потому что никогда больше его не увидишь, вовсю повоцировал её на откровенности.

— Нет, ну он классный парень, такой знаешь, заводной, — сказала она, сжала перед собой кулачки и начала ритмично двигаться из стороны в сторону, словно подтанцовывая неслышимой мне музыке.

— И я на самом деле его люблю. Но вдруг он будет изменять? Все же изменяют, да? Вот, короче, я его каждый месяц заставляю сдавать анализы на СПИД, сифилис и всякий там трипер.

Я, немнго офигев, спрашиваю:

— А сколько вы уже вместе?

— Три месяца.

— А с предыдущим сколько пробыли?

— Тоже три. Потом он отказался сдавать анализы и мы расстались.

— А он тоже был заводным и классным и его ты тоже любила?

— Ну да. Но, знаешь, любовь, это, — тут она напряглась, видимо вспоминая цитату из соцсетей, — когда оба должны уважать друг друга. А зачем он мне, если не уважает мою безопасность?

И почему-то я не стал с ней спорить. Наверное вымотался за шесть часов за рулем.  Хотя мог бы говорить, что любви без доверия не бывает. И что при любом ЗППП бывает слепое окно, когда  возбудитель в крови уже есть, а иммунного ответа ещё нет и стандартные тесты слепы. Не стал я говорить и о том, что как бы красива и хороша во всех аспектах жизни и быта она не была, но такой гиперконтроль убьет любую любовь. Если она не услышала этого от жизни за последние несколько попыток выстроить отношения, она и от меня не услышит.

Мы ещё долго говорили о её семье. О том, как её выбешивает мама потому что не слушается и не делает, как она говорит. Как достает её поведение сестры, которая сама не знает чего хочет от жизни и живет как без какого-либо толку. И что она досмерти устала все проверять и контролировать, что всем на её усилия пофиг и никто этого не ценит. Но только благодаря ей все ещё хоть как-то держится и все живы.

А колеса моей Весты все крутили и крутили километры бесконечной дороги под названием Россия.

Колеса… В средневековье был такой метод казни — колесование. Весьма мучительный. Средневековье прошло, а колесование осталось. У нас в голове.

Все начинается с того, что в голове человека просыпается дремавшая с детства некая проблемная мысль. Убеждение, которое человек не замечает, но которое считает истиной. Например, что мир жесток и опасен, а сам человек слаб и ничтожен, и что в любой момент может произойти кошмарная беда. И жить с этой мыслью невыносимо, потому что она страшная. Тяжело бояться все время. Каждую минуту, стоит лишь прекратить работать, смотреть телевизор, мыть посуду или ещё как-то занимать себя, как начинает ощущаться липкий страх, волной пробегающий по телу. В случае Алины это был страх того, что её заразит парень, что мама не выпьет таблетку, что сестра свяжется «не с тем мужчиной».

И ещё тысяча гипотетических или реальных ситуаций, объединяющим, категоризирующим признаком которых является отсутствие возможности проконтролировать их развитие. А значит, чтоб перестать бояться нужно выстроить жизнь так, чтоб максимально все контролировать. От парня — включать видеозвонок, чтоб доказать, что он один, и бесконечно сдавать анализы.  От матери — отчета о том, сходила ли она в туалет, взяла ли зонт, сколько минут варила овсянку. И так далее… Это второй этап колеса.

В итоге такого поведения Алина раз за разом теряет парней и надежду создать крепкую семью. Отчуждается сестрой, постоянно спорит с матерью. И главное — ощущени страха никуда не исчезает. Потому что контролировать можно сколько угодно, этого всегда будет мало. Всегда будет страх того, что что-то упущено, забыто и грозящая катастрофа никуда не делась, а вот она, туточки. Прямо за порогом.

То есть проблемные итоги такого проблемного поведения лишь раз за разом усиливают убежденность в собственной слабости, уязвимости, неизбежности беды. Что также раз за разом требует все большего контроля. И круг замкнулся. И колесо покатилось. И оно катится по человеку, по его жизни, смешивая его с дорожной пылью. Пока человек полностью не исчезнет, не ужмется до одной бесконечной, не отпускающей и во сне тревоги.

Понимаете, перед Алиной есть на выбор две идеи. Первая — я слабая и беззащитная, а мир ужасен. И я должна все контролировать и только это дает мне шанс выжить. Вторая — мир безусловно опасен, и неприятности могут случится в любой момент и сколько их не контролируй, все равное они могут произойти. Но я достаточно сильная и разумная чтоб справиться с большинством из них.

Первая теория принципиально недоказуема и принципиально неопровержима. И вторая теория принципаильно недоказуема и неопровержима. Так по какой действовать? Какую из них выбрать в качестве истины и в соответствии с какой строить жизнь, отношения, восприятие себя?

А ответ прост как медный пятак — с той, которая полезнее.  Действовать так, чтоб ваша жизнь наполнялась для вас тем, чем вы хотите её наполнять. Любовью, семьей, доверием, гармонией. И для этого, очевидно, нужно перестать верить в истинность первой теории о себе и мире и начать верить во вторую.

В этом и есть «Самая главная тайна психологии и психотерапии» — в том, чтоб научить себя самому выбирать, во что в своей голове верить, а во что нет.

Например я довольно часто называю себя «старый толстый лысый красивый психотерапевт». Но из всех этих четырех эпитетов верю только в последний. Мне так выгоднее. Мне жить с ощущением, что я красивый нравится больше, чем с обратным.

Психотерапия, любая (а в особенности моя любимая — когнтивно-поведенческая) какого бы направления она не была — 

— это всегда работа именно над системой убеждений и принятий решений пациента. И именно в этом и заключается способ выскочить из-под колес тревоги, депрессии, обсессий и компульсий.

Здоровья вам, друзья. Отличных летних вечером, приятных бесед, купания, вкусного шашлыка с маринованым луком, и чтоб лбы морщинились только от солнца.