Прекрасный майский параноидный день.

Прекрасный майский параноидный день.

Май в Белгородском районе это, ребята, всегда немного маниакальное сумасшествие. Потому что цветут вишни. И яблони с грушами. И всяческие сливы. А этого добра там до чёрта в каждом дворе.

И на пике цветения кажется, что эти безумные ароматы видны. Кажется, что они плывут по улице синими прозрачными волнами. Как будет плыть по этим же улицам сентябрьский дым от сжигаемой ботвы выкопанной картошки.

Шесть лет назад, почти день в день, я вернулся на скорую помощь после долгого перерыва и мне даже ещё не успели выдать форму. Поэтому я ехал на переднем сиденье нашей скоропомошной газельки в расстёгнутом халате, под которым была одна из моих нескучных футболок. Ехал и словно бы растворялся в этой цветочной сладости, которая пропитала жаркий майский воздух.

Дверь в комнату была сломана, разбитое стекло валялось на полу. Я, помню, ещё успел подумать, что это, наверное, не очень хороший знак.
На кровати сидел толстенький бородатый мужичок в старой тельняшке и бутафорской капитанской кепке, которую покупают туристы в дешёвых ларьках приморских городков. Сидел, напряжённо глядел на нас,  и крепко прижимал к шее с обеих сторон куски стекла.

На лице фельдшера сразу же возникло выражение: «слава богу, я не врач» и она быстренько села за столик у меня за спиной, стараясь не смотреть на кровать.
Я молча поставил напротив мужичка облупленную табуретку, сел и спросил его:
— Ну что, дела сегодня так себе, да?
— Я сейчас вскроюсь, — ответил он напряжённо.
— А собственно зачем, — спрашиваю я его.
— Сын меня хочет убить! — лицо мужичка перекосило от ненависти, — у него ружьё!
— А вскрываться-то зачем?
— Чтоб полиция его арестовала!
— Ну так мы её сейчас вызовем, они приедут, возьмут у вас показания.
Иду к фельдшеру, беру тонометр, говорю : «вызывай ребят»,и добавил шепотом: «тут недоброволка будет».
Возвращаюсь, под предлогом того, что надо измерить давление, убираем от горла одну руку, потом начинаю распрашивать стандартное, как жил, чем болел.
Выясняется, что жил обычно, работал на северах водителем, ничем особенным не болел. Но вот сына воспитал бандитом и наркоторговцем, который хочет его убить. Причем бандитом он был всегда, но вот понял это наш капитан в тельняшке только недавно. Сколько недавно, не может сказать. А в доме больше никого нет.
А момент давности принципиально важен. Острый параноид, хроническое бредовое расстройство или шизофрения — это ведь совершенно разные заболевания и прогнозы у них тоже разные.
Приехали офицеры полиции. Майор и старлей. Оба в белых праздничных рубашках, их выдернули с усиления на праздники.
Майор сразу сообразил что к чему, сказал, что информация очень важная, что надо взять показания, но сделать это можно только в отделе.
— Поедемте, — говорит, — в отдел. Там вы все подробно расскажете.
Пациент наш так обрадовался, что и вторую руку от горла убрал, достал из-под задницы свои документы, на которых все это время сидел, тапки обул и в машинку к нам прошел.
А стекло в кузове газельки у нас заклеенное. Ничерта не видно, ни куда едем, ни кто внутри. Врачебная тайна.
Приехали в приемнык психиатрии, и тут началось:
— Ааа, в дурку меня привёз, — заорал мужичок, встопорщил бороду и рванулся ко мне.
Но, собственно, как рванулся, так и тормознулся, крепко обжатый офицерскими могучими руками.
В приемнике прибежали санитары, мягко и заботливо спеленали как младенца и вкусный Диазепам вкололи.

Вот что с ним было? Острый параноидный бред Ина фоне какой-то травмы или обильного самогона? Хронической бред, который никто не замечал? Или приступ шизофрении, которая была все эти годы, но проявлялась редко и скорее в негативной симптоматике, чем в бреде и галлюцинациях? Не знаю. Дело скорой — до больницы довести живым и желательно стабилизированным.
По дороге из больницы взяли на центральном рынке по самсе и чаю (кто будет в Белгороде — обязательно попробуйте, пекарня «У Лари» на центральном рынке). Я накидал в чай цветов вишни, такая вкуснота получилась!