Жизнь, счастье, силос и Танос.

Жизнь, счастье, силос и Танос.

На смене выпивать нельзя. Да и не особо-то хочется. Но в тот раз захотелось. И сильно.

Было какое-то слякотное время года. То ли март, то ли октябрь. Хрен поймёшь. Неба не видно, какая-то серая рваная хмарь, воздух пропитан водой и холодом.

Мы мчали на экстренный вызов куда-то в поля за Бессоновкой. Передали, что на силосной станции кто-то умирает.

Для счастливых людей, на знающих, что такое силос, поясню. Силос это мелко нарубленные кукурузные стебли, которые сбраживаются в огромных силосных колодцах. Потом этим кормят коров. Ну и как пахнет эта перебродившая масса вы можете представить. Но лучше не надо. Не портите себе утро.

По дороге до этой силосной станции мы проехали несколько зон химического заражения от свиноферм, которых в Белгородской области теперь как у дурака фантиков. И ещё одну здоровенную свалку и отстоечные пруды между Октябрьским и Бессоновкой.

Тут главное жать на газ и не дышать.

Хмарь, сырость, холод, вонь, орущие грачи, и сквозь это мчит наш серый кишкотрясный УАЗик.

Когда приехали, выяснилось, что помогать уже некому.

Умерший мгновенно, мужик лежал на спине в каше из грязи и силоса. Вокруг высились стены из соломенных скаток. Он упал как шел — лицом вперёд. Кто-то подбежал, его перевернули, но он уже не дышал. Когда я немного отёр с его лица грязь, то увидел, что оно синюшное, как и шея и руки. Значит это была массивная тромбоэмболия лёгочной артерии. Смерть мгновенная и необратимая.

Рядом топтались мужики, тоскливо курили, ждали приезда инженера по технике безопасности. Я сидел под навесом на какой-то лавке и тупо пытался отчистить палкой ботинки от грязи и ждал полицию. Тогда было правило, что скорая должна дожидаться на месте смерти.

Сижу, размазываю палкой грязь и внутри меня рождается какое-то тоскливое ощущение. Я думал, думал о том, где и когда я повернул не туда? Как так вышло, что в 35 лет я работаю на трёх работах и дышу мерзким силосным воздухом, сидя в какой-то срани и грязной обуви?

Вот он — мертвый мужик, лежит передо мной. Вот так кончилась его жизнь. Внезапно, лицом в грязь, в каком-то вонючем месте, под холодным дождем и срущими грачами. И это не исправить, не изменить, не вылечить и не начать заново.

И моя жизнь тоже закончится. И ваша. И хоть я и верю, что закончится не также ужасно, не в грязи и вони, но один черт это произойдет.

И никакой другой попытки стать счастливым уже не будет.

Единственная возможность быть счастливым — она сейчас.

Поэтому если вы ненавидите сейчас свою жизнь, то менять её надо тоже сейчас. Не завтра, не послезавтра. Потому что послезавтра может приехать хмурый доктор на скорой и проверять корнеальные рефлексы на ваших остекленелых глазах.

Если у вас проблемы в семье — решайте сейчас.

Если у вас мучающая вас болезнь — лечите сейчас.

Если у вас дебильный начальник, то не надо терпеть его и ждать, что само как-то рассосётся. Не рассосётся.

Если вы планируете стать счастливым завтра, то не рассказывайте об этих планах богу.

Я несколько раз прерывался в написании этой статьи. Знаете зачем? Чтоб усадить на коленки ангелочка, принявшего облик человека и имя Прохор Михалыч. И почитать с ним с сотый раз книжку о том, где живут коты. Он хлопает ладошкой по картонным страницам, смеётся. Он счастлив сейчас. И я с ним. Тоже счастлив и тоже не тогда, когда я допишу статью и почитаю с ним книжку. А прямо сейчас. Потому что мое счастье невозможно без его. И других моих детей. И счастья моей жены. И стойких ремиссий моих пациентов, разумеется:-)))

Будьте счастливы, друзья. Счастливы сейчас, а не в планах на завтра.