Демон кошмарных снов.

Демон кошмарных снов.

Сон у пациента — важнейший прогностический признак. Если сон нарушен, то ни о каком выздоровлении или ни о какой устойчивой ремиссии говорить не приходится.

С бессоницей не всегда, но в 90% случаев, мы бороться научились. Одних только прямых снотворных препаратов за три десятка есть. Среди них не особо вредные типа мелаксена, Z-гипнотики (имовал), агомелатин. И весьма токсичные, метаболически вредные для мозга и сердца, вроде фенобарбитала, или седатирующих нейролептиков. И потенциально вызывающие зависимость вроде любимого Феназепама и сибазона. В общем, арсенал снотворных средств большой.

Но вот мучительные кошмары — дело совершенно другое и гораздо более сложное чем бессоница.

Они часто являются верным спутником тревожных расстройств. Потому что ночью спит только наше сознание. Подсознание продолжает усиленно работать. И если продолжается активность подкорковых структур, отвечающих за генерацию ощущения тревоги, то мозг продолжает её испытывать.

Но если во время бордствования сознание может эту тревогу объяснить нам же через какие-то «реальные» причины » (у меня сейчас будет инфаркт/аритмия/инсульт/приступ сумасшествия/я опозорюсь/надо мной будут смеяться/мне будет стыдно (нужное подчеркнуть), то что же ему делать ночью, во сне, в отсутствии стимулов из реального мира?

И мозг начинает прилетать все страшное, что хранится в закромах его памяти, чтоб самому себе объяснить, от чего же ему так страшно. А если пациент ещё и на антидепрессантах, и серотонина с норадреналином в мозге хоть ложкой ешь, то начинается такое…

Иногда во время психотерапевтической сессии, что я ловлю себя на том, что обалдело вожу головой, широко раскрыв глаза и рот от ужаса и удивления.

Там и зомби, от которых прячется пациент, но чувствует, что его прямо сейчас, через секунду обнаружат и бежать прятаться некуда. И расползающиеся от разложения безглазые морды лезут в его укрытие и заполняют собой все поле зрения.

И детский праздник, где знакомые дети берут бензопилы и начинают драться, заполняя помещение кровью и отпиленными руками.

И вор, неотвратимо лезущий в окно, от которого пациент спасается в шкафу, но упирается там в шкафу в разложившийся труп бабушки, но не может ни убежать ни пикнуть от страха, чтоб вор не услышал…

Собственный ребенок, у которого во рту три ряда огромных клыков, и который говорит: «мама, дай мне скушать своё сердце».

В общем, когда речь идёт именно о навязчивых кошмарах, не так важно само конкретное содержание сна, сколько та эмоция которой он заполнен. Потому что то, что мозг генерирует ночью он генерирует и днём. Даже если мы этого не осознанием, или не даем себе права «иметь тревогу».

Что снилось сегодня, ребята? Есть у вас навязчивые кошмары?